Поиски Максима Мархалюка: все отчетливее криминальный след

Поиски Максима Мархалюка

В Беловежской пуще развернута не имеющая аналогов в истории Беларуси поисково-спасательная операция. Поиски Максима Мархалюка, 10-летнего мальчика, который уехал в лес на велосипеде за грибами, начались больше недели назад. Сейчас в них принимают участие более двух тысяч человек: добровольцы, различные службы и ведомства. Используются внедорожники, квадроциклы, в воздух подняты вертолеты и беспилотники. Водолазы спускались в болота. И чем больше проходит времени, тем явственнее возникает ощущение, что все это похоже на криминал. 

Если мальчик не погиб в лесу, не утонул в болоте, то где и у кого он может прятаться (такие догадки существуют)? В сельской местности, где все друг друга знают, где все поставлено на уши поисками, о которых уже услышала вся страна? Почему он ушел далеко от велосипеда — большой ценности для ребенка? Почему в начале поисков, когда лес еще не исходили тысячи человек и еще можно было использовать собаку, она, по слухам, потеряла след у дороги?..

Дай Бог, чтобы эти предположения оказались неправдой, но все это похоже на работу преступника, причем действовавшего исключительно обдуманно. Знавшего, куда и когда он идет.

Куда — в деревню возле леса, где дети фактически вырастают в нем. Где взрослые не боятся отпускать детей в лес и где не представляет особой трудности встретить ребенка одного в лесу.

Когда — в грибной сезон, когда люди в лесу пропадают чуть ли не ежедневно. Когда пропавшего ребенка из деревни будут искать в первую очередь в лесу, и на это уйдут те первые часы и сутки, в которые легче всего по горячим следам раскрыть преступление.

В милиции, конечно, все это понимают и уже «отрабатывают» криминальную версию. Хочется верить, что, учитывая время, прошедшее с момента исчезновения, эта отработка будет проводится не менее тщательно, чем поисково-спасательная операция.

Дай Бог, чтобы поиски Максима Мархалюка увенчались успехом, и мальчик нашелся. Пусть истощенный — на иное уже трудно надеяться — но живой.

Фото: Ирина Толмацкая / ПСО «Ангел»


comments powered by HyperComments