Следственный комитет: мы не преследуем за домашние роды. Нет, все-таки преследуем. Но не всех

02

В областном роддоме Гомеля в июле менее чем за неделю умерли два мальчика. 1 сентября умер мальчик в родильном отделении в Мяделе. Как минимум в двух из этих трех случаев родные погибших детей прямым текстом спрашивают, будут ли с их трагедиями разбираться так же сурово, как со случаем в Витебске, где у заявившей о намерении рожать дома женщины погиб ребенок? Вопрос этот далеко не до такой степени лишен оснований, как может показаться. 

В ответ на волну возмущения в Байнете о показательной попытке наказать женщину за домашние роды Следственный комитет дал комментарий, в котором «успокаивает»: нет-нет, вы что! Ольгу Степанову судят не за домашние роды, а за причинение смерти по неосторожности. Если с ребенком все хорошо — уголовная ответственность не наступает!

Похоже, это тот случай, когда лучше молчать, чем говорить.

«Если с ребенком все хорошо — уголовная ответственность не наступает». А если плохо — наступает. Автоматически. И никого не интересует, что, как, почему. То есть СК только подтвердил это мнение — судят именно за домашние роды. Если с ребенком «не все хорошо», уголовная ответственность наступает. Женщина виновата уже по факту того, что выбрала рожать дома. Вы ведь это прямым текстом говорите, не правда ли?

Вот с медиками — иной случай. В Гомеле ведется проверка, уголовные дела не открыты. В Мяделе даже проверка не ведется. Вы не считаете медиков виноватыми уже по факту того, что «с ребенком не все хорошо». Уголовная ответственность для них по одной только этой причине не наступает. Врачи ведь «не Боги». А для женщины — наступает. Так преследуете вы или нет за домашние роды?

01

Пожалуйста. Уголовная ответственность за «причинение смерти по неосторожности» наступает только потому, что женщина «взяла на себя повышенную ответственность» и рожала «без участия медиков». И эти люди будут убеждать нас, что они не преследуют за домашние роды?!

В Мяделе ребенок тоже был «абсолютно здоровым». Будут ли кого-либо судить за причинение смерти по неосторожности? В Гомеле Миша два дня был с матерью, симптомы болезни заметили только на третий день. То есть либо он тоже поначалу был «абсолютно здоровым», либо он сразу был болен, но этого не замечали. Причинил ли ему кто-либо смерть по неосторожности?

Видимо, в СК сами хорошо понимают, что одной только «повышенной ответственности» и родов «без участия медиков» как-то недостаточно для уголовного преследования. Поэтому делаются неуклюжие попытки обвинения матери. Не могу не остановиться на них отдельно. Во-первых, признается тот факт, что реанимобиль с необходимым оборудованием для реанимации новорожденного прибыл лишь почти через 40 минут после первого вызова, а в первой прибывшей скорой такого оборудования не было. Но акцент делается на том, что виновата в этом бабушка, которая сообщила диспетчерской о рождении мертвого ребенка, и скорая выезжала в первую очередь к взрослому. Бабушка и сама этого не отрицает, хотя и говорит, что успела исправиться и сообщить диспетчеру, что ребенок подает признаки жизни.

Допустим, бабушка виновата. Ну и, позвольте спросить?!

То есть вы признаете, что между вызовом и оказанием первой помощи новорожденному прошло колоссальное количество времени — далеко не к каждому взрослому скорая в Беларуси столько едет. Виновато в этом трагическое стечение обстоятельств — бабушка в стрессовой ситуации скоротечных родов дома ошиблась и дала диспетчеру неверную информацию. И что? В чем здесь вина матери, за которую ее нужно подвергать уголовному преследованию?!

Далее, очень умилило меня то, что Ольга, оказывается, отказывалась давать девочку медикам, «оказывала противодействие» и врачу бригады пришлось ее забирать! Очень интересно получается. Скорую вызвали, причем вызывали настойчиво, звонили дважды, а ребенка отказывались давать. Нет ли здесь противоречия?

Распечатка звонков с мобильного телефона бабушки. До прибытия первого экипажа в скорую пришлось звонить два раза. А потом — «отказывались давать». Потрясающая логика! Фото — news.vitebsk.cc 

raspechatka

При этом бабушка в интервью нескольким порталам рассказывает, что мать, наоборот, вторую скорую ожидала уже у подъезда с ребенком на руках и немедленно передала его медикам. Ой, кто-то тут врет. Ок: ошибается. И я, с учетом вышеотмеченного противоречия плюс общих наблюдений за работой нашей судебной и правоохранительной системы, далеко не уверен, что ошибается именно бабушка.

В общем, подытоживая все сказанное в уже трех моих постах. В этом деле достаточно обстоятельств, чтобы не перемалывать государственными жерновами пережившую страшную трагедию мать на основании того, что она «взяла на себя повышенную ответственность». Одного только длительного ожидания реанимационной бригады в результате ошибки то ли диспетчера, то ли бабушки для этого более чем достаточно. Ну, как в случае с медиками. Вы же не обвиняете их автоматически, понимаете, что там не боги, и лишь крайне редко после гибели детей (я вообще о таких случаях не слышал за последние годы) открываете уголовные дела? Так почему же мать у вас должна быть богом, предусмотреть все возможные ошибки и предотвратить все обстоятельства? А если ей это не удалось, вы автоматически ее будете преследовать?

Фото на превью: TUT.BY

Петиция об изменении меры пресечения и оправдательном приговоре для Ольги Степановой

Анонсы блога, мемы и неформат:

ВКонтакте
Одноклассники
Facebook
Twitter
Telegram


comments powered by HyperComments